МАКСИМ СЫТНИК ©
 
 
                                                все материалы защищены законом об авторском праве
Главная | ТРУС - Форум | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 17.12.2017, 05:31
Приветствую Вас прохожий | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ЧИТАЕМ » ПРОЗА » ТРУС (рассказ 1989г)
ТРУС
МАКСДата: Пятница, 08.10.2010, 01:18 | Сообщение # 1
боли не будет!
Группа: Администраторы
Сообщений: 97
Статус: Оффлайн
К сожалению, я не помню в каком году и в каком городе жил Трус.
Да и жил - ли он? Такое существование нельзя назвать жизнью. Он боялся всего! Боялся ударить человека, боялся, что его ударят, боялся нагрубить, боялся обидеть и сам боялся обид и грубостей. Поэтому его уделом были именно они - грубости и обиды. С самого раннего детства его били и смеялись над ним. Его пугали, подстраивали разные жестокие шутки. Его никто не любил, кроме мамы. Но мать умерла, когда ему едва исполнилось девять, а отец, презиравший его за трусость, да и, как оказалось, не любивший никого, кроме себя, ушел от них, когда мальчику было семь лет.
Имени у Труса практически не было, все его звали Трусом. Сам он ужасно мучился этим своим недостатком, поэтому всегда играл один.
После смерти матери Трус попал в интернат, где жили дети, не имевшие родителей и трудные подростки. С того времени существование его превратилось в ад. Я не буду перечислять и описывать все издевательства, которые приходилось переносить Трусу. Скажу только, что те, кто измывался над ним, то есть практически все, пользовались тем, что он не ответит, что это безнаказанно…
Наверное, у каждого из нас в жизни был такой трус…
То, о чем я собираюсь поведать Вам, произошло весной, когда звонко капает с крыш, когда, весело галдя, по колено промокшие дети пускают по ручейкам вдоль дороги нехитрые самодельные кораблики или просто спички, когда воздух наливается свежестью и настоящим запахом весны. Недалеко от интерната, квартала через два или три, находился городской пруд.
Дети часто бегали между уроками (или вместо них) к пруду поиграть, покататься на коньках, поглазеть на рыбаков, зимой сидящих на льду, а летом - на пирсе.
Дети никогда не брали с собой Труса. Зимой он не катался на коньках - боялся упасть, в снежки не играл - боялся, что попадут в лицо, летом - боялся нырять с высокой набережной, ему было до слез жалко рыбок, вытащенных из воды, в общем, мало того, что трус, еще и ненормальный!
Но он ходил к пруду сам. Вспоминал, как гулял в раннем детстве с мамой, часами смотрел на тихо плескавшуюся воду, думал, мечтал, иногда плакал.
Слезам его не удивлялся никто. Он часто пускал слезы - и когда видел до крови дерущихся мальчишек, и когда кого-нибудь из девчонок особенно сильно дергали за косу. Плакал, когда мальчишки вешали кошек, привязывали к хвостам собак консервные банки, и собаки, пытаясь удрать от преследующего их грохота, бегали по городу, пока не попадали под машину или не умирали от разрыва сердца…
На себя у него слез не было. Он не плакал, когда его обижали. Он молча терпел и смотрел в глаза. Без ненависти, без злобы. За этот взгляд его особенно ненавидели…
В этот день он не пошел на занятия. Он боялся, что мальчишки исполнят обещание - "наколят" тушью ему на лбу его кличку. Они могли, он знал это. Вот и сидел с утра на портфеле на самом краю набережной, свесив ноги и думая о чем-то своем. Сегодня намечался праздник для местной детворы - должны были пустить плотину, сломать лед на пруду, который уже протаял у края. Вдруг, Трус заметил появившихся на той стороне набережной Леньку-Стрижа и его кампанию.
Легендарный Стриж "держал масть" не только в школе-интернате, но и на всем районе. Ленька был старше Труса на два года, но по виду можно было сказать, что на все десять. Он отчаянно пил самогон, выменивая его у грузчиков на вокзале на ворованные вещи. В драке он становился зверем. Его боялись. Кампания его - человек десять - тоже, как говорили учителя, "отпетые". Один только Пашка-Девятка не котировался в этих кругах, но был незаменимым в кампании Стрижа. Паша Девятов, несмотря на прозвище "Девятка", был "шестеркой". Он выполнял мелкие поручения Стрижа, прятал краденые вещи, бегал за табаком и стоял на шухере.
Компания шла вдоль набережной, гремя на весь пруд блатной музыкой, изрыгающейся из магнитофона и, приближаясь к тихому месту, где сидел Трус. Пораздумав, Трус решил удалиться невидимым. Мало ли что взбредет в голову пьяному Стрижу? Но было поздно. Только Трус поднялся на ноги и нагнулся за портфелем, возле него упал снежок.
- Эй, Трус, подойди! - услышал он голос Стрижа.
Ничего не оставалось делать, как повиноваться. Стриж был в ударе. Самогон придал ему веселости, и улыбка тянулась от уха до уха через всю его рябую, нечистую физиономию.
- Что это ты тут делал? - спросил Стриж, знаком приказав Девятке выключить магнитофон. Трус молчал. Он понимал, надо что-то ответить, не то Стриж осерчает и тогда…
- Я, кажется, бля, спросил - принимая грозный вид, тихо сказал Стриж. Трус не знал, куда девать руки, наверное, нужно держать портфель обеими руками перед собой, а то обязательно пнет в пах…
Стриж постепенно закипал:
- Смотри в глаза!
Трус и так смотрел в его водянистые, оловянные глаза, чувствуя, как мороз тонкой струйкой бежал от темечка к копчику. Кампания Стрижа, предчувствуя потеху, обступила Труса со всех сторон. Повисла тяжелая, свинцовая пауза. Стриж, видимо придумав, что делать, начал вплотную подступать к Трусу. Мальчик попробовал, было попятиться, уперся пятками в подставленную кем-то ногу и упал на спину. Все загоготали. Трус начал подниматься, но услышал команду, не допускающую возражений:
- Сидеть!
Он по-прежнему смотрел в глаза Стрижу, и того, кажется, это начинало раздражать. Стриж улыбнулся одними губами и спрятал руки в карманы.
- Деньги есть?
Трус понимал, Стрижу известно, что денег у него быть не может, что Стриж устроил эту сцену так, повеселиться... он все понимал, все... но сказать не мог ничего. Как те собаки, которым привязывали к хвостам банки…
- Оглох? - спросил Стриж. Он явно размышлял, что делать дальше.
- Девятка, проверь, есть ли у него голос?
Девятка подошел к Трусу, наступил ему на пальцы каблуком. Трус поморщился.
- Сильнее, бля! - Стриж начинал злиться по-настоящему. Девятка встал на каблук всем весом. Трус молчал. Девятка произнес то, что всем и так было ясно: «Молчит»
Стриж посерел, даже веснушки на его лице стали бурыми.
- Значит, молчишь?…Тада мы тя будем, бля, хоронить.… Твое последнее желание?
Трус не мог отвести взгляд от глаз Стрижа. Ему было страшно. Он понимал, что надо извиниться. Но не мог вымолвить ни слова.
- Так ты че, отказываешься от последнего желания? Во, бля, смело!
Трус почувствовал, что он невольно издевается над Стрижом своим молчанием.
От этого ему стало еще страшнее, но спасительное "извини" еще глубже ушло в нем, наверное, вместе с душой - в пятки. Стриж легонько поддел его носком ботинка под ребро. Трус молчал. Мальчишки притихли, предчувствуя взрыв. Вдруг, Стриж отошел от Труса и сел на корточки. Лицо его опять разделилось на две части широкой, щербатой улыбкой.
- Не, Трус, я не буду тя метелить, не бзди! Я не изверг и не садист! И они не будут - он показал пальцем на мальчишек.
- Мало того - продолжал Стриж ласково - я понимаю, что по моей вине ты испачкался об землю. Так што мы все извиняемся, бля, перед тобой, и даже помоем тебя, искупаем, короче.
Трус оглянулся на протаявший лед.
- Не, не в пруду! Это жестоко, купать хорошего пацана в ледяной воде! Мы тут с утра с братвой пива нах..ячились, так что теплой воды дохерища! - Он вдруг резко встал и приказал: "Всем ссать на Труса! А я посмотрю!" Девятка с вытаращенными глазами повернулся к Стрижу и виновато промямлил: "Стриж, а можно я не буду? Мне что-то не хочется, пока".
Стриж обжег Девятку глазами:
- Тада сядешь рядом с ним!
Девятка, шмыгая носом, стал расстегивать штаны. Мальчишки в недоумении смотрели на Стрижа. Такого поворота они, как видно, не ожидали. Стриж вывел их из оцепенения:
- Ну? Че стоим, бля, в натуре? Быстро!"
Трус сидел на земле и с ужасом смотрел, как мальчишки, стараясь не глядеть на него, расстегивают брюки. Где-то глубоко теплилась и щекотала слабая надежда, что сейчас, вот сейчас он скажет: "хватит"….
Вдруг, один из мальчишек, длинный, худой шестиклассник по кличке "хмырь", развернувшись, пошел вдоль пруда быстрой, решительной походкой. Стриж удивленно повернулся в его сторону.
- Хмырь, ты куда?
Хмырь, не оборачиваясь, бросил: "Да пошел ты…", и прибавил шагу. Стрижа затрясло
- П..здуй, п..здуй, дерьмо! Ты не мужик, а сопля! Такой же трус, как и этот! - брызжа слюной, Стриж пытался докричаться до ушедшего уже на приличное расстояние Хмыря:
- Чмо-о-о!!!
Стрижа невозможно было узнать. Рот его перекосило на бок, по подбородку текла слюна, на лбу вздулись вены, глаза налились кровью, он стал похож на больного в припадке буйного помешательства.
- Ну, че стоите? Я же сказал, че надо делать, или кто-то не вкурил?
Девятка, застегнув штаны, подошел к Стрижу:
- Слушай, может не надо, а? Давай отпустим его? Или, в крайнем случае, набьем?
Стриж сгреб Девятку за грудки, с силой ударил его лбом в лицо. Из носа у Девятки посыпались бисеринки крови. Девятка заревел в голос и, расстегивая штаны, пошел к Трусу. Стриж, чувствуя, что если давить на дружков, то до конца, прибегнул к последним, крайним мерам.
- Кто схлыздит, будет иметь дело со мной! Все! Считаю до трех! Раз!…
Мальчишки, нехотя, стараясь не смотреть на сидящего на земле Труса, обступили его снова.
- Два!…………….Три!!!…………………………………
Стрижу что-то не улыбалось, хотя он изо всех сил старался быть веселым.
И поражало его не омерзительное зрелище унижаемого человека, а его глаза. Где-то он видел такие глаза, давно… большие, открытые, без тени злобы и обиды, полные страдания и скорби… И странное оцепенение не отпускало его, вмиг протрезвевшего, пока этот взгляд не опустился к земле...
…Трус сидел, свесив голову, мокрый, жалкий. Не шевелился. Мальчишки стояли и не знали, что делать. Стриж, хриплым голосом бросил: "Пошли" и побрел, ссутулившись, вдоль набережной. Мальчишки, потоптавшись возле Труса, медленно двинулись за ним. Между тем, на противоположной стороне пруда уже собиралась толпа. Скоро должны были открыть плотину. Трус поднялся, не подбирая портфеля, пошел к лестнице, уходящей в воду. Спустился, присел на корточки, зачерпнул ладошкой воду со льдом, протер лицо…
Воздух наполнился гулом…
Трус сел на ступеньки, обнял колени…
Раздался хруст, как выстрел, возле плотины встала на дыбы льдина. С грохотом побежали змеи-трещины по ледяному полю, обнажая черные полосы бликующей на весеннем солнышке воды.
И вдруг Трус заметил движение почти на середине пруда.
Котенок!
Черный маленький котенок, обезумевший от треска и грохота, метался от трещины к трещине.
Трус побежал по лестнице вверх, остановился…
У него вырвалось: "Мама!"…
Толпа на набережной радовалась, дети кричали: "Ура!" и вдруг все замерли. Раздался крик какой-то впечатлительной женщины:
- Кто-нибудь! Что он делает? Верните его!…

По льдинам, прыгая через трещины, бежал мальчик.
Бежал, не думая ни о чем, кроме черного комочка жизни, метавшегося по льду…

ГИТИс Москва 12.03.89.


При копировании или цитировании для публичного использования, обязательна ссылка на сайт правообладателя: http://sytnik.my1.ru ©

 
лешаДата: Суббота, 16.10.2010, 22:39 | Сообщение # 2
собеседник
Группа: коллеги
Сообщений: 1
Статус: Оффлайн
До слез...
 
СОФИДата: Пятница, 19.11.2010, 21:10 | Сообщение # 3
АДЕПТ
Группа: ценители
Сообщений: 7
Статус: Оффлайн
тоже расплакалась...
 
YanaДата: Среда, 16.02.2011, 11:14 | Сообщение # 4
собеседник
Группа: Заблокированные
Сообщений: 2
Статус: Оффлайн
А ведь трус оказался храбрым. Как часто мы неправильно расставляем приоритеты, и готовы защищать все что угодно, только не самих себя.. Спасибо! заставляет задуматься.
 
прохожийДата: Среда, 27.07.2011, 08:49 | Сообщение # 5
Группа: Прохожие





Его Господь хранит. Я вспомнила свое детсво, грубых, драчунов -мальчишек. У нас во дворе тоже бла компания, и отпетые драчуны были, те, что били всех без разбора и мальчишек, и девчонкам доставалось. А меня не трогали. когда я чувствовала. что подходит со злыми намереньями я смотрела ему в глаза прямо, без опасений. почему-то не боялась. и начинала говорить с ним о том, что ему будет стыдно. если он обидит слабого, и все в таком духе, тогда у обидчика сразу проходило настроение ударить и он отходил. А я была самая маленькая во дворе. и тоже всех жалела. Мне все приносили больных птиц, искалеченных животных и я их выхаживала.Вот так.А теперь, как и ты пишу стихи, песни, этот дал мне дал Господь, я знаю за что... и ты знаешь...

Добавлено (27.07.2011, 08:49)
---------------------------------------------
Елена Симонова, (см. на майле Мой мир. там мои песни) А это стихотворенье, дополнение к выше написанному моему комментарию поторопилась, опечатки не исправила, извини). БОЛЬ

Собака плакала в ночи,
Рвалась с цепи, стонала,
Не помогли бы ей врачи,
Она былое вспоминала...
Хозяин был её кумир,
И все команды выполняя,
Носила сумки в магазин,
Его глазами понимала.
Собака преданной душой
Его детей, жену, любила,
За что ей быть теперь одной,
Как будто спрашивая, выла?
Мешает спать фонарь-луна,
И сквозь решётку веток
Глядит в тоскливые глаза,
Молчит, и не даёт ответа...
Цепь тяжела, и холодна,
И вместе с воем ветра,
Невольно катится слеза
Из глаз собаки этой.
Давило чувство пустоты,
И сердце разрывалось!
И так всю ночь, до хрипоты,
Бедняга простонала...
Хозяин вышел на заре
Весенним, ярким утром,
И вдруг столкнулся во дворе
С заиндевелым трупом...

 
KTLДата: Четверг, 06.10.2011, 23:03 | Сообщение # 6
наш человек
Группа: ценители
Сообщений: 51
Статус: Оффлайн
Да! Хочется плакать! Такой несправедливости очень много. Помню в школе, была у нас в классе девочка, которую все называли "вонючкой" из бедной и многодетной семьи. И была группка лидеров в классе, которую все боялись. И когда весь класс решил устроить ей бойкот, я заявила,что против этого, понимала чем это мне грозит, было страшно, но это был поступок, за который мне стыдно не было. Дня три я опекала эту девочку и разговаривала с ней только я.
 
МАКСДата: Четверг, 06.10.2011, 23:22 | Сообщение # 7
боли не будет!
Группа: Администраторы
Сообщений: 97
Статус: Оффлайн
А я вот, каюсь, по глупости детской, участвовал в травле, бывало... До сих пор чувство вины...
Это к старшим классам ближе переоценка произошла и стал демонстративно дружить с "изгоями".
Но тоже, по началу, не из сердечного порыва, а покровительственно защищая, (повышая самооценку, как теперь я понимаю).
И только в процессе, убедившись в уникальности и глубине внутреннего мира тех, кто отличается от стада и за это гоним, пришло и оглоушило новое понятие, которое я тогда обозначил для себя как "презумпция личности".
С тех пор, пока человек не доказал поступками, что он недостоин уважения как личность, он имеет право на Личность в моих глазах.
Помогает это по сей день...
Помогает не проморгать Человека...
А стадная жестокость детства, затравливание дающих слабинку или особенных - позорное клеймецо на теле моей памяти. Стыдно до боли.
Ищу в "одноклассниках" тех, кого обижал - тщетно. А так хочется попросить прощения...


При копировании или цитировании для публичного использования, обязательна ссылка на сайт правообладателя: http://sytnik.my1.ru ©

 
ЮлькаДата: Пятница, 23.03.2012, 16:53 | Сообщение # 8
завсегдатай
Группа: ценители
Сообщений: 38
Статус: Оффлайн
Да есть и во мне этот трус.
 
СветлаяДата: Понедельник, 25.02.2013, 20:06 | Сообщение # 9
ДУША
Группа: ценители
Сообщений: 24
Статус: Оффлайн
Не знаю интересно это будет кому или нет...Училась я в разных школах,городах,даже странах теперь,но никогда при мне не посмели унизить человека!А насчет меня обидеть,так такой бы сдачи получили,мама,не горюй!Никого не боялась!Может время такое было,а может среда особая,в которой жила.А может просто дружеская поддержка,никто даже подумать не посмел бы,чтобы обидеть кого-то из детей военных,мы были один за всех...Вот такая судьба,повезло!И до сих пор везет на людей,которых встречаю в жизни!Один Максим чего стоит,я благодарна судьбе и людям за встречу с ним!!!
 
Форум » ЧИТАЕМ » ПРОЗА » ТРУС (рассказ 1989г)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017